December 13th, 2013

следи за своим языком

Оригинал взят у a_rudakov в БАЛДПР
По горе-законопроекту, внесённому двумя горе-депутатами из ЛДПР, который запрещает всем, как россиянам, так и иностранцам, общаться на любом языке, кроме русского и официальных региональных, уже, наверное, все оттоптались. Действительно, наверное, даже троечник-семиклассник не сделает столько орфографических ошибок, сколько налепили "соколы Жириновского" Ян Зелинский и Евгения Афанасьева. На всякий случай, если мимо кого прошёл сей шедевр, выкладываю.

Collapse )

Но дело, в общем, не в ошибках. И даже не в оговорках по Фрейду на тему "зачистки своих граждан", которую так хотят учинить двое неучей из ЛДПР. Если посмотреть суть законопроекта про "использование языков, не являющимся", то можно понять, что последствия у него далеко идущие.

Итак, в рабочее время на рабочем месте можно говорить только по-русски.

Приезжает, значит, к нам группа "Океан Эльзы". Выходит на сцену, начинает лабать... и тут же заканчивает и уходит. Ибо песни у них все на украинском, а на рабочем месте употреблять его теперь нельзя.

Или тренер сборной России, которого зовут Фабио Капелло, просыпается утром... и понимает, что в России ему больше делать нечего, ибо ни одного слова, чтобы не нарушить закон, написанный Женей и Янчиком, он произнести не может. Всё, домой, от депрессии лечиться.

Или прибывает, значит, в Оренбургский государственный педагогический университет, который имел несчастье иметь Афанасьеву среди своих студентов, какой-нибудь американский профессор. Выходит, значит, лекцию читать, открывает рот... и влекут его в участок, поскольку по-русски он ни бум-бум.

Или... даже так. Идёт официальный визит в Россию президента какой-нибудь Махалайзии. Встречают его, значит, с самолёта, Путин там, почётный караул стоит, всё честь по чести. На госте, как в Махалайзии положено, шапка высотой в метр и жёлтый балахон в цветочек. И хочет наш дорогой товарищ, только что признавший независимость Южной Осетии за тыщу мильёнов денег, что-то сказать... а нельзя! Ибо, кроме как по-махалайски, говорить он не умеет. А в России на работе по-махалайски не положено.

Может быть как раз этого нам для полного счастья и не хватало.

уроки по неволе....



стихи о том, как простой сельский учитель постигает новые словоформы:
http://www.novayagazeta.ru/blogs/267/61393.html

возможно кому-то из нас пригодиться...

(из блога Ильи Фарбера)

«Я стрелял из ружья. Я верёвки вязал. Я давил на клопа и орал в тормоза...»

Я стрелял из ружья. Я верёвки вязал.

Я давил на клопа и орал в тормоза.

Я дороги катал. Запускал парашют.

Вёл на шмоне с продольной себя, словно шут.

Я стоял на шнифте, я на шконке валялся,

Над режимником жирным у сборки смеялся.

Я из фаныча сладил кастет, а из шлёмки

Выгнул новые цацки на старые шлёпки.

Я наверх цинковал; по гофре толковал;

Я козла над могилой едва не порвал.

Со смотрящим по хате за это рамсили.

Я попутал рамсы, и меня... разбудили.



Я теперь за дубком на трамвае сижу,

Холодильник закрыл, в телевизор гляжу.

Жду камаза, он должен прийти до темна,

Когда в яме дежурным зажжётся луна...



Разойдёмся по шконкам, засну и опять

Можно всем цинковать и малявы пулять.



...Есть курёха?.. Уй-юй!.. Два-два-три, кореша!..

Кто там – Лёха? Загоните? Братья, душа!..



Утром удочки две отлетели.

И следы появились на теле.


Collapse )