cazzotto (otto_cazz) wrote,
cazzotto
otto_cazz

Category:

Ещё о земельном вопросе...

Помещики верхнего Дона…

Бизнесмен из Верхнедонского района Ростовской области фактически установил в
«своих» хуторах крепостное право. Пенсионеры, по многу лет отдавшие
становлению когда-то советского колхоза, годами не могут забрать у
«помещика» свои земельные паи.

Сегодня, когда с высоких трибун нескончаемым потоком льются речи о
необходимости повышения уровня жизни населения, о становлении в нашей
стране правового государства, российская глубинка живет своей жизнью с
отставанием на 150 лет от столицы, живет так, как будто не было отменено
крепостное право.

Буквально в положении крепостных оказались жители хутора
Новониколаевского, затерявшегося в Верхнедонском  районе севера
Ростовской области. Земельные паи из земель бывшего совхоза
«Шумилинский», отведенные когда-то колхозникам, удерживаются новым
«владельцем земель», который не собирается возвращать землю законным
хозяевам.

– За аренду нам не платит, уйти от него тоже не позволяет, – говорят
местные жители. – Нам остается только протянуть ноги с голоду.

Зовут этого уважаемого человека Юрий Каширин. Местные прозвали его
помещиком. У руководства района он на хорошем счету. Водит знакомства с
руководством местных правоохранительных структур. И, в общем, чувствует
себя в районе свободно…

Крепкий хозяйственник

Еще в советское время молодому и хваткому Юре Каширину  из
Новониколаевки односельчане прочили большое будущее. Бывший зоотехник –
Юра сначала занял руководящую должность в соседнем колхозе, а затем
вернулся в родной хутор уже директором.

В девяностых Юрий Константинович совместно с тогдашней главой
Шумилинского поселения Валентиной Кирилловой составили список из 876
фамилий селян под названием «Собственники земельных долей Акционерного
общества «Шумилинское». Исполнен он был на печатной машинке – компьютеры
тогда в Верхнедонской район еще не добрались.

– Когда составлялись земельные доли, мы вместе так и решили: занести
всех — учащихся, работников социальной сферы, чтобы земля не попала в
районный фонд перераспределения. Это были благие намерения – с расчетом
на будущее: каждый, кто здесь родился и проживает, имеет право на общую
землю, – благородно рассуждали составители списков.

Потом со списками начались «чудеса». Сначала из них убрали учащихся,
потом наступила очередь работников школы, библиотеки, сотрудников
швейной мастерской. Решение принималось на собраниях, которых... не
было! Так утверждают селяне, которые, по логике, и должны были принимать
участие во всех голосованиях.

Между тем, пропорционально уменьшению списка размеры паев не
увеличивались. В собственность района эти земли (более 3000 гектар) тоже
не отошли. На вопрос: «Куда они делись?» – ответ один: они оказались у
помещика.

«Около 520 человек свидетельства на землю все же получили, затем
волевым, негласным, а значит и незаконным решением органов власти, а
также руководства «Шумилинского», Каширина Юрия Константиновича, выдача
свидетельств была прекращена», – написали возмущенные люди в письме на
имя президента Дмитрия Медведева.

– Нам без объяснения причин отказали выдать свидетельства, в
результате чего законные права около 350 человек были нарушены. Они так и
не получили документа, удостоверяющего право собственности на землю,
фактически они были обворованы. В их числе учителя, врачи,
несовершеннолетние...

Письмо дошло до администрации президента. И вернулось с поручением
разобраться — сначала в прокуратуру Ростовской области, затем – с
поручением в прокуратуру Верхнедонского района, где письмо кануло в лету
вместе со списком людей, подписавших обращение.

Земельный вопрос

Не отдает он нам документы землю, никакой
управы на него сыскать нельзя: забрал себе оригиналы свидетельств
собственности на земельные  участки пайщиков, и все тут. По одному
боимся к нему в кабинет заходить, в ответ на наши законные требования
вернуть документы слышим нецензурные оскорбления, угрозы. По сути,
осталось ему еще паспорта наши под каким-либо предлогом у нас собрать – и
тогда станем настоящими крепостными помещика Каширина... – возмущаются
селяне, собравшиеся в хуторском ДК.

В основном это пенсионеры – те, кто решил уйти из не совсем добрых
«объятий» господина Каширина, которые предприниматель буквально сомкнул
на шее селян. Эти люди стояли у истоков создания хозяйства, прошли все  житейские и экономические трудности, создавая сегодняшние блага. Шестьдесят
человек пробралось в ДК через запасной выход: двери главного входа на
замке. Как объяснили люди, по приказу всесильного бизнесмена. «Это еще
что! – улыбается главный «бунтовщик» Виктор Журавлев, которому в свое
время, пройдя непростые испытания, удалось забрать свои паи у Юрия
Каширина. – Несколько лет назад он все село шлагбаумами огородил,
машинам проезжать разрешалось чуть ли не по его личному согласию.
Еле-еле, с великим трудом, удалось через суд это самодурство убрать.
Один только остался, как в напоминание, рядом с его усадьбой.

– Ничего мы от него не получаем, – рассказывает свою историю, похожую
на десятки других, пенсионерка Светлана Буракова. – Я вот, к примеру,
родилась в этом хуторе, потом вышла замуж, уехала в Ростов. Когда
родители тяжело заболели, приехала сюда, родители умерли. Пришла к нему,
говорю: отдайте мне мои паи. Он в ответ: не положено, родители ведь
умерли.

Я возражаю: так ведь им-то ведь было положено, что ж они, землю с собой в гроб забрали?! Не дал.

Землю – крестьянам

Житель  хутора Новониколаевского Виктор Журавлев в 2004 году решил
забрать несколько своих паев у Каширина и заняться агробизнесом.
Зарабатывать, не надеясь на неласкового «дядю». Чего только с тех пор не
было: и уголовные дела возбуждали, и урожай забирали, и били… Выстоял,
создал сельхозпредприятие «Прогресс». Но только после прямого
вмешательства Гепрокуратуры РФ в 2007 году. Затем к Журавлеву захотели
присоединиться другие. Только не дает помещик им «вольную», и все тут.

– У нас на руках ничего нет! – едва не плачут селяне. – Кто не
подписывал с ним договор, хлеб покупали не по 50 копеек, как положено, а
по 10 рублей. Пошел один дед за документами, так его сына с предприятия
уволили. Да чего тут удивляться, если дошло до того, что Каширин выгнал
со своего предприятия собственного брата!

– Шесть лет ничего не давал, – присоединяется к разговору еще один
пайщик. – Последние два года удалось выжать, но что! Пшеница такая, что
курица клюет и по зернышку попасть не может. На неурожай все кивает.
Теперь прошу вернуть мою землю – не отдает. Свидетельство-то на мой
земельный пай у него каким-то чудным образом оказалось. В 2005 году взял
на переоформление, и с концами.

Половина хутора с тех пор опустела: люди, кто мог, разъехались. На
рабских условиях  трудиться на помещика никто не хочет. Трудиться за
гроши никто не хочет и, в конце концов, это просто унизительно. Село
вымирает, живет оно сейчас, в основном, за счет пенсионеров.

Старики и написали то самое письмо Дмитрию Медведеву. Но что может сделать президент там, где бессилен «независимый суд»… 

– Каширин входит в кабинеты судей свободно прямо перед судебными
заседаниями, проводит там много времени, и судьи всегда легко
удовлетворяют его ходатайства, – утверждают старики. – Дела
рассматриваются формально, в течение пяти минут. Иначе как беспредел
сложившуюся ситуацию назвать невозможно.

Даже родственников не жалеет Каширин. Когда работавший у него
родной брат  Алексей начал высказывать несогласие с методами
руководства, он был незамедлительно уволен. А в отношении жены брата,
исполняющей обязанности местного библиотекаря, возбуждено уголовное дело
по смехотворной причине – неверное указание  количества читателей
библиотеки.

Авторитет этих людей в хуторе незыблемо высок и стабилен. А
вот совпадение этих двух неприятных событий в одной семье наводит на
определенные мысли… Бей своих, чтобы чужие боялись?

Местная власть

Местная власть оказалась ближе всех к народу – за людей вступился
глава Шумилинского сельского поселения Иван Исаков. Он потребовал от
г-на Каширина не препятствовать людям выходить из состава ЗАО и вернуть
им на руки свидетельства на землю. Но не барское дело разговаривать с
главами крепостных поселений. Барин нашел управу на мятежного главу.
Против Ивана Исакова возбудили уголовное дело…

– Каширин обратился в прокуратуру Верхнедонского района с жалобой на
то, что по моей вине в х. Раскольном отсутствует водоснабжение, –
рассказывает Иван Исаков. – Следователи  провели проверку, нашли
незначительные недостатки. Но на возбуждение дела это никак не тянуло.
Отказали. Материалы проверки вернули на новое рассмотрение, и возбудили
одно за другим против меня сразу два дела! Причина случившегося на самом
деле очевидна: противостояние между Кашириным и мной. Я  ранее указал
прокуратуре, что он обрабатывал находящуюся на территории нашего
поселения землю, 1000 га, без правоустанавливающих документов и
договоров аренды, отчего бюджет Шумилинского поселения ежегодно
недополучал более 250 тысяч рублей. И вот, будучи в приятельских
отношениях с районным прокурором, Каширин решил избавиться от неугодного
главы... Уголовное дело носит заказной характер. А он и сейчас
использует нашу землю незаконно.

К слову, ответ от прокурора Верхнедонского района Рустама Мисирханова
все же поступил. Совсем недавно, только после того, как Исаков начал
добиваться правды через прокуратуру Ростовской области.

– Проверкой прокуратуры района установлено, что ЗАО «Шумилинское»
использует... земельные участки (указаны номера четырех участков. – Авт.),
государственная собственность на которые не разграничена. Каких-либо
оснований для возникновения у ЗАО обязанности уплачивать земельный налог
на указанные участки не установлено.

Замечательный ответ, достойный прокурора! Рассмотрели формально, в
рамках заявленных требований и придумали. Получается, что – да, нарушил
коммерсант. Возделывает себе урожаи, получает прибыль, налоги не платит,
так и пускай, что тут такого? Если земля «ничья», за что он должен
платить?

В итоге получается вдвойне выгодный бизнес: и в бюджет можно
налоги не уплачивать, и собственникам земельных паев всех указанных
земельных участков  совесть позволяет выдавать натуроплату, исходя из
собственных пожеланий и пристрастий.

Прокурорская оговорка

И все же в своем ответе прокурор Мисирханов проговорился о
существовании списка жителей Шумилинского, наделенных в свое время
землей.

– Постановлением главы Верхнедонского района от 12.03.1992 г. была
утверждена численность граждан, имеющих право на получение бесплатных
земельных паев при реорганизации колхозов и совхозов, в том числе
совхоза «Шумилинский», – пишет старший советник юстиции Мисирханов в
ответ на обращение тех, кто потребовал выделения своих земельных
участков из ЗАО «Шумилинское». – К данному заявлению приложена справка,
согласно которой правом на получение паев были наделены 845 граждан, в
том числе 145 работников социальной сферы. В настоящее время не
представляется возможным определить, были ли вы включены в перечень. Из
Верхнедонского отдела управления Росрегистрации по РО получен список
лиц, согласно которому граждане получали земельные паи совхоза
«Шумилинский» в процессе его реорганизации. Данный список не содержит
ваших фамилий. Оснований для принятия мер прокурорского реагирования не
имеется.

К слову сказать, копия списка, содержащего фамилии, имеется у тех,
кто не побоялся вступить в противоборство с г-ном Кашириным. И если бы
прокурор района хотел отстоять права и законные интересы обратившихся к
нему граждан, установление фамилий собственников земли не стоило бы ему
чрезмерных трудов. Но, видимо, пока что интересы одного гражданина
перевешивают в глазах районного суда и районной прокуратуры интересы
многочисленной группы граждан – собственников земли.

Арифметика безвластия и русского бунта

Отбрасывая все то, что можно считать помещичьими притязаниями
главного героя этой статьи, получается простая арифметика. Есть триста
обворованных человек, лишенных своих паев. Размер каждого пая 12 гектар.
Из них 10 с небольшим – это пашни. Средняя урожайность (берем обычную
пшеницу, но есть и более дорогостоящие культуры) составляет в
Верхнедонском районе примерно 30 центнеров с гектара.

300 человек, которым земельные наделы «не положены», это более трех
тысяч гектаров плодородной пашни. Тонна пшеницы стоит примерно 5 тысяч
рублей. 30 центнеров с 3000 га (300 человек по 10 га) – это 9 тысяч
тонн. Выходит 45 млн рублей в год! Это деньги, которые остаются в тени.
Так называемая «неучтенка».

Если приплюсовать сюда еще и земли пайщиков, которым посчастливилось
стать собственниками земли, то суммы получатся просто астрономические. Будь все по закону, немалые деньги вливались бы и в местный бюджет.

Вот так и осуществилось разделение властей в Верхнедонском районе. С
одной стороны – люди и подведенный под уголовные статьи глава сельского
поселения, с другой стороны – помещик Каширин, районный суд,
прокуратура, следствие – и большие деньги.

И пока что деньги перевешивают любые доводы людей. Пока у помещика
есть деньги, в районе не будет ни независимого суда, ни объективного
следствия, ни государственного надзорного органа. А вот «русский бунт»
может быть, и будет…

Александр Громов, Сергей Резник

Tags: Помещики Дона
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 4 comments