cazzotto (otto_cazz) wrote,
cazzotto
otto_cazz

Емельянов о текущем моменте..

В одном номере с Саввиди высказался для "МК"..

Новый расклад политической реальности в стране и на Дону
13.01.12 Московский комсомолец  интервью


Новый расклад политической реальности в стране и на Дону
Прогнозы, тревоги и перспективы от депутата Емельянова.

В то время как ростовчане уже в предвкушении отдыха готовились к плеяде новогодних праздников, в донской приемной депутата Государственной Думы VI созыва Михаила Емельянова текла оживленная беседа обо всем «горячем», что произошло, происходит и, видимо, будет происходить в российской политике после того, как прошедшие 4 декабря выборы изменили политический ландшафт.

Насколько изменили? Вот это как раз тот случай, когда тянуть с предисловием неуместно. Тем более что начал Михаил Васильевич, что называется, с места в карьер:

– Я думаю, стоит начать с ситуации в Госдуме. Потому что я готов дать прогноз: через год наверняка состоятся новые выборы. Это неизбежно, так как для этого есть три основания. Первое: ну уже всем очевидно, что у «Единой России» 50% нет. Уже в силу этого Дума не отвечает политическому раскладу. Второй фактор – фактор Прохорова и правой партии. Если сейчас Прохоров идет на выборы, очевидно, что он наберет достаточно высокий процент голосов.

– Сколько, по вашим прогнозам?

– Думаю, может набрать 15%. Потому что он в значительной степени отвечает взглядам определенного, довольно влиятельного, класса людей. Его можно называть по-разному, он может нравиться или нет, но то, что его потенциал составляет больше 10% избирателей, – это очевидно. А если возникает правая партия с таким потенциалом, то мы понимаем, что в новой Думе она, получается, не представлена. И третий фактор – изменения в законодательстве о выборах. Если в ближайшее время будут приняты те законопроекты, о которых говорил президент, которые кардинально поменяют избирательную систему, то какой смысл после такой смены ждать еще четыре с лишним года? Плюс, совершенно ясно, что коренным образом изменится политический ландшафт. Уже сейчас понятно, что власть решила «Единую Россию» «слить» и создать новую партию власти, с новыми лидерами, с новым лицом, с новой идеологией.

– На основе так называемого «Народного фронта»?

– «Фронт» может быть одной из составляющих, но не главной. Главное – фигура. Думаю, новая партия власти будет иметь лицо Рогозина, будет в достаточной степени националистической, более агрессивной.

– Возможно, такая партия и нужна сегодня?

– Возможно, это можно оценивать по-разному. Другое дело, насколько внутреннее содержание партии будет соответствовать лицу Рогозина. Насколько бюрократия, которая является основой партии власти, готова принять в качестве лидера Рогозина и идти по тому пути, который он будет очерчивать. Непонятно, кто за кем пойдет: Рогозин за бюрократией или бюрократия за Рогозиным? Потому что те идеи, которые до недавнего времени исповедовал Рогозин, не слишком отвечали интересам бюрократического слоя, которые он, по идее, должен будет выражать. Далее, как мы уже говорили, вполне вероятно, что на правом фланге появится сильная партия. Прохоров, хотя он и не самая сильная фигура на правом фланге.

– Кудрин?

– Кудрин вряд ли за собой поведет. Я не исключаю, что, в конце концов, досрочно могут выпустить Ходорковского, если события будут развиваться по достаточно бурному сценарию. Пока загадка, как власть проведет президентские выборы: если по-честному, то у нее могут возникнуть проблемы, по крайней мере, в первом туре. А если по сценарию думских выборов, то проблемы возникнут после выборов, и уже более серьезные. То есть, при продолжении дестабилизации в обществе Ходорковский действительно может быть освобожден, и тогда у всего правого крыла появится бесспорный лидер, «знамя». То есть, на передний план выходят теперь не безликие чиновники, как это было последние 10 лет, – Грызлов, Володин, якобы лидеры правящей партии, которых лидерами никто не считал, – а выйдут реальные сильные политики, даже у Явлинского появится новый шанс.

– То есть возникнет некая коалиция правых сил?

– Я не знаю, будет ли это коалиция, потому что нужно еще один нюанс иметь в виду. Та конструкция, которую делает власть, – это опять политическое шулерство. За фасадом якобы демократии, когда каждой партии разрешат набрать по 500 подписей в регионах и регистрироваться, на самом деле прослеживаются те же интересы бюрократии. Потому как что представляют из себя множество мелких партиек? Голоса избирателей, прежде всего оппозиционных, раздробляются, при сохраняющемся 5-процентном барьере проходными остаются очень мало партий, большинство, пусть даже небольшое, в 20–25%, остается у партии власти, потому что у нее есть огромный ресурс. И тогда голоса тех партий, которые не прошли, при такой политической конфигурации это может совокупно составлять до 35%, перейдут опять партии власти. Такой вот механизм. Хотя, на мой взгляд, ничего особо менять не нужно, потому что основа настоящей демократии – несколько сильных партий, выражающих весь спектр настроений, потому что только сильная партия может противостоять бюрократии и контролировать ее. А не множество мелких партиек, не имеющих ресурса.

– Возможно ли структурирование части протестной оппозиции вокруг Навального?

– Навальный сложная фигура, он безумно честолюбив. С одной стороны, это привлекательная для масс фигура, с другой, нужно понимать, что он наверняка получает финансирование из-за рубежа, потому что те проекты, которые ведет Навальный, без серьезного финансирования провести очень сложно, а внутри страны найти такие деньги тоже нельзя. Я думаю, что Навальный и Прохоров – разные пути. Пока Прохоров, совершенно очевидно – кремлевский проект. Миссия его в этой президентской избирательной кампании примерно та же, что у Лебедя в 1996 году: собрать голоса и сняться либо перед первым туром и призвать сторонников голосовать за Путина, либо перед вторым. Второй тур – вообще большая проблема для власти. Весь протестный потенциал сконцентрируется на прошедшем в него кандидате от оппозиции. А победить в первом туре – опасно, общество может этого не принять. После фальсификаций на выборах в Госдуму такая реакция общества парадоксально может возникнуть при совершенно честной победе Путина.

– А «Справедливая Россия»?

–Я думаю, что она в этом раскладе не потеряется. Напротив, думаю, что в разных регионах мы можем прибавить 7–10%. Уж если реальных, а не нарисованных голосов по итогам выборов мы имели практически везде около 25%, то я за «СР» не очень волнуюсь. Сегодня больше необходимо думать не о форме, а о содержании. Меня больше всего беспокоит, какие силы оседлывают протестное движение. Многим из этих людей чужды национальные интересы. Поэтому, выступая за честные выборы, нельзя позволить вернуться при этом ситуации, когда Россией будут управлять извне. Другое дело, что власть на этом спекулирует: угроза прихода таких сил извне отнюдь не оправдывает тех фальсификаций, что были на выборах. Более того, они-то и представляют опасность, создавая между народом и властью брешь, отчуждение. И, естественно, внешние силы тут же стараются этим воспользоваться и сунуть в эту брешь свою ногу.

– По моему мнению, протестное движение пока успешно отбрыкивается от попыток оседлать его теми или иными силами, о которых вы говорите.

– В Москве, когда я вижу определенный сорт политиков, о которых вроде давно все и забыли, создается двоякое чувство. С одной стороны, их часто освистывают, но с другой стороны, именно они же при этом на трибуне, а не национально ориентированные политики…

– А что насчет других «внезапных» поствыборных инициатив власти, например открытых губернаторских выборов?

– Это уже относится в большей мере к нашим областным делам. Если говорить о Ростовской области, то прямые выборы губернатора кардинальным образом меняют здесь ситуацию.

– Как вы оцениваете в таком раскладе шансы Василия Голубева остаться губернатором?

– Пока я оцениваю их не очень высоко. Для этого есть несколько предпосылок. Во-первых, совершенно бездарные люди занимаются внутренней политикой в области. Они совершенно не понимают ни ментальность Ростовской области, ни настроения, не знают здешних политических традиций. Так, как была проведена эта предвыборная кампания, в Ростовской области она не проводилась никогда. Речь идет не только о беспределе на участках и в ТИК, но и о том, что она была проведена безумно грязно. Были привлечены не очень квалифицированные политтехнологи, которые кроме как грязными технологиями отличиться не могут. Стратегического мышления нет напрочь. Если будут те же люди, которые управляют внутренней политикой, умудрились поссориться практически со всеми крупными социальными группами, политическими партиями, лидерами, совершенно не защищают интересы крупного ростовского бизнеса… Ситуация с «Регатой» – не защитили. Аэропорт – непонятно, кому уходит. Что касается социально-экономической ситуации, то тоже особых успехов нет. Шли под лозунгом: давайте будут инвестиции! Ну, на каком-то заделе прежней администрации что-то удавалось реализовывать, но теперь мы теряем даже тот задел, который есть. Ситуация с игорной зоной, набившая оскомину, показала, что никакой поддержки в Москве у администрации толком нет. Теперь практически закрыли свои новые проекты «Кока-Кола» в Азовском районе и «Пепси-Кола». Никаких новых реальных проектов не заявлено. Инвестиционная привлекательность не повысилась. А с другой стороны, впервые в этом году принимается бюджет с огромным дефицитом, почти 10%. Даже в годы кризиса в Ростовской области не было такого дефицита. За счет чего будем погашать? Займы у банков или другие варианты займов? Подо что займы и кто будет расплачиваться? То есть прослеживается психология временщиков: сделать тут что-то по-быстрому, пустить пыль в глаза и уехать в Москву. А пусть преемники и поколения ростовчан расплачиваются за те кредиты, которые они будут брать. Это вместо систематической работы по повышению доходной базы бюджета, – а мы значительно проигрываем по собственным средствам бюджета Краснодарскому краю, почти в два раза. Тем более возникает вопрос, а эффективно ли этими средствами распорядятся? Потому что единой четкой команды в администрации области не прослеживается, люди собраны «с бору по сосенке», по случайному признаку. Многие профессионалы, которые заслуживали того, чтобы работать в администрации, незаслуженно уволены. Не привлечены те люди, которые могли бы там работать. Новая команда – она чужая, московская, они не видят кадры на местах. Сейчас трудно прогнозировать, ведь неизвестно, когда будут губернаторские выборы, не обязательно в этом году, может быть принято решение, что действующим губернаторам дадут весь срок доработать. Тем не менее, пока видно много пиара, но не видно заботы об области, беспокойства об области, не видно, что люди хотят работать стратегически на много лет вперед.

– Одним из претендентов на пост губернатора многие аналитики видят Ивана Саввиди…

– С Саввиди поступили незаслуженно. Это самый популярный политик и самый популярный бизнесмен в области. Стремление «опустить» местную элиту и привело к конфликту с Саввиди. Мне до сих пор не понятно, почему он не заслужил места в списках в Госдуму. Мне непонятно, зачем давить на человека, чтобы он за шапку сухарей отдавал часть бизнеса, например аэропорт? Это пример не очень умного давления на бизнес и конфликта с теми людьми, которые должны быть опорой власти.

– А как вы в таком случае оцениваете тот депутатский корпус, который прошел в Госдуму от Ростовской области?

– От коммунистов прошли крепкие ребята, известные люди, особо их представлять не надо, и вопросов не вызывают. Что касается «Единой России», то прошли же большей частью люди из Москвы… Это же не ростовчане. Из ростовчан, насколько я понимаю, только Борзова, Степанова и Кнышов. Из семи человек четверо – люди Москвы.

– А по какому принципу, как по-вашему, принимались решения, кого оставить в списках?

– Это их внутренние проблемы, которые, мне кажется, уже мало кого волнуют. Эти кадровые ошибки и привели к тем результатам, которые они имеют, не только здесь, но и по стране. И, практически, они делают крест на этой партии. Как я и говорил, я думаю, появится другая партия и по-другому будет себя вести. Система бюрократической безликой партии себя исчерпала. Будет политическая борьба.

– Вы, как ветеран, уже сложили свое впечатление о новых депутатах от Дона?

– Они, конечно, все по-своему сильные люди. Но есть большой вопрос: а кто будет защищать интересы области? Ситуация с горной зоной показала, что возмущались только я и Коломейцев. А партия власти единодушно нажала на кнопочки, которые лишали область огромных инвестиций и доходной базы. Часть этих людей по-прежнему в Думе, и ничего. Хотя в администрации области и Заксобрании говорили, что те, кто предал интересы области, никогда в жизни не попадут в Госдуму…

– В области грядут довыборы в гордуму Ростова, в гордуму Таганрога, мэра Таганрога... Что будет предпринимать «Справедливая Россия»?

– Мы будем участвовать везде и надеемся на поддержку избирателей. До недавнего времени состоявшемуся человеку вступить в оппозиционную партию означало поставить на себе крест. На него моментально давили инстанции и проверки. Поэтому многие люди, которые были рядом, не вступая в партию, для нас достаточно было, что они просто наши единомышленники. И если они сегодня изъявляют желание попробовать себя на выборах – ради Бога. Если выборы будут проходить также «по беспределу», то формально в них, конечно, будет побеждать власть, но тогда дестабилизация в области будет проходить все сильнее и сильнее. Системной работы с сегментами общества, лидерами, представителями бизнеса, медиа в области не ведется. Внутренняя политика завалена полностью.

– Какой дух царит в коридорах власти? Чего нам ожидать?

– Скорее, важно говорить о том, какой дух царит в обществе. Люди перестают бояться. Люди снова чувствуют себя гражданами. Я хочу сказать, что власть не чурается репрессий. Накануне митинга 10 декабря в Ростове мне пришлось всю ночь ездить по отделениям милиции и вытаскивать наших членов партии, молодых ребят, которых под разными предлогами задерживали и бросали в кутузку. В коридорах власти царит растерянность. Это показывают и поспешные кадровые перемены, и не совсем продуманные меры, идеи, которые власть предлагает. Ситуация будет зависеть от выборов в марте. Альтернативы опасные. Если по-иному страну не удержать, то возможна лукашенизация режима, даже ограниченная демократия закончится. Может быть другой вариант, когда страна пойдет вразнос и мы повторим кризис 1991–1993 годов. Борясь со властью, нельзя бороться со страной, и здесь на политиков ложится очень большая ответственность, поэтому я бы хотел, чтобы, вступая в этот тяжелый период политической турбулентности, у руля принятия решений как у оппозиции, так и у власти стояли очень ответственные люди, думающие не только о своих интересах и амбициях, но и об интересах страны.

материал: Сергей Остапенко


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 21 comments