cazzotto (otto_cazz) wrote,
cazzotto
otto_cazz

Предлагается обсудить...

   МЭР. МЭР! МЭР? МЭР…
http://argumentsweek.ru/?p=359


   «О, сколько нам открытий чудных
готовит просвещенья дух
И опыт, сын ошибок трудных,
И гений, парадоксов друг»
А.С. Пушкин

   Разговоры о «коррупции» пронизывают всю нашу жизнь, «от постели до…»: каждый читатель сам сможет подставить в это выражение практически неограниченное количество мест и ситуаций, в которых пресловутая тема так или иначе затрагивалась, обострялась и затухала, переходя на бытовой уровень и кристаллизуясь в нас самих, присутствуя и в нашей жизни непреложным фактом самого своего существования на каком-то генетическом или, может, даже антропологическом уровне. Может быть, трусливо крикливые гордые бизнесмены минуту назад клявшие все и всех на чем свет стоит, вспоминали выигранные «откатные» тендеры или налоговые «оптимизации», учителя – «ремонты в классах и конфеты», «конфеты с виски» вспоминали медики и театральные билетеры вспоминали «бинокли», а что-то вспоминали пенсионеры, которые были раньше «сварщиками с электродами» или «доцентами с пробирками». И тишина. Пусть не натуральная, а только внутренняя, такая личная и неприятная. Знакомое чувство? Нет? Ну, вот и хорошо. Как говорил в «Семнадцати мгновениях весны» персонаж великого актера Леонида Броневого Генрих Мюллер: «Верить нельзя никому, даже самому себе. Мне можно». Начнём?

В чем их вина
   Мы ни в коем случае не можем себе представить, что обвинение в 21 веке может быть сформулировано и сформировано только на основании сложившихся в обществе стереотипов и неуловимых, но устойчивых  «телевзглядов» населения. Для обвинения требуется немного больше. И первое, что стоит рассматривать для придания весомости и объективности обвинениям в правовом государстве, это их законность. С учетом же «замученных нарзаном» реалий российского правового поля это представляется не совсем возможным, и в дело вступает этическая и моральная составляющая обвинений, которая и приобретает в последнее время, обусловленное постоянными клановыми войнами, все большее значение. И в этом ракурсе информационная составляющая, ранее такая понятная и доступная для властных кланов, теперь приобрела не свойственные ей черты общедоступности в формировании актуального и объективного контентного потока, за которым вынуждены следовать и СМИ, не сумевшие за последнее десятилетие создать или сохранить свою аудиторию.
   В этой «старой новой» реальности мы попытались хотя бы минимально проанализировать и по возможности крупными мазками классифицировать все те обвинения и скандалы, связанные с практически небожителями – мэрами крупных городов России. Так как очевидно, что если поселковому главе можно ночью по пьяной лавочке в кураже завалить забор, то мэр даже среднего города – величина для рядового гражданина не досягаемая, который уже выбился в рабы у «олимпийцев».
   Интернет, это чудо и «проклятая помойка» нашего века, просто кишит информацией о наших мэрах, и труд разбираться в этой мешанине боли, лести, войн и тотальной лжи не выглядит чем-то полезным и привлекательным, но он позволил нам в общих чертах обобщить и сделать наброски основных претензий к градоначальникам. По итогам нашего скромного информационного расследования мы разделили претензии и обвинения мэров на две основные группы: личностные и профессиональные. Надо отметить тот факт, что претензий к мэрам, которые касались бы их личных качеств не так много, так сказать в семье не без урода, конечно, но все-таки обвинения в профнепригодности градоначальников превалируют в подавляющем большинстве. Существует еще одна категория обвинений, которую можно выделить в отдельную группу – уголовные преступления не связанные напрямую с выполнением мэрских обязанностей. Например, убийство, торговля наркотиками, изнасилование и подобное, но проще будет отнести их к первой категории. Резюмируя на данном этапе соотношение претензий к мэрам по профнепригодности и обвинениям личного характера можно сделать вывод, что только 10-15 % претензий к ним можно обусловить негативными чертами характера или интеллектуальными способностями последних, остальные же 85 % – это коррупционная составляющая во всех своих проявлениях. В чем же заключаются основные обвинения в профнепригодности мэров? Использование административного ресурса и превышение должностных полномочий для личного обогащения и обогащения своего клана – самое распространенное. Следом идет обвинение в бездействии в отношении жителей города, практически игнорирование их нужд и чаяний. Частым можно назвать также и обвинение во взятках и «откатах». Побывать мэром в России сродни анекдоту про Илью Муромца и Соловья разбойника, который второпях, уже после проезда Илюшеньки  к застолью, стал «уматывать» куда глаза глядят, так как после застолья «всё меняется». Зашел в кабак «богатырь русский», а на выходе получаем «терминатора». Похожая ситуация и с мэрами городов российских. Обратная, зеркально перевернутая «мэрская» сказка с несчастливым концом на выходе. Вся эта спелая гроздь претензий к подавляющему большинству глав администраций районов, мэрам или назначенным сити-менеджерам как две капли воды идентична от Камчатки до Калининграда, а это уже тенденция. Видимо, что-то не так в самой политической системе, создающей опасную для нормального человека среду, попадая в которую он вынужден или подстраиваться под существующие правила, или стать изгоем и погибнуть бесславно в борьбе с «коррупционной» гидрой. Много вы знаете людей, способных взять на себя ответственность за жизни граждан и пойти наперекор системе, не поддавшись минутной слабости, которая и увлекает в пучину казнокрадства и тотального лицемерия?

«Название должности происходит от лат. «maior», означающего «большой», «великий».
   Почему-то так повелось в России ожидать от мэров качеств или умений, которые больше присущи каким-то былинным героям народного фольклора, а не среднестатистическим гражданам, и потом, обжегшись на молоке, выплескивать весь свой лениво нереализованный энергетический потенциал на придумано-измышленную вину – обиду за реально несуществующие, но обманутые надежды и веру в «доброго и мудрого царя». Как будто мэры наших городов – это не наши с вами соседи, только немного более удачливые, ну или более циничные, если хотите. Какое время, такие и герои, уж извините. Как можно обвинять волка за то, что он волк? Овцы мэрами, как правило, не становятся! И все те законные или этические обвинения градоначальников относятся в равной степени ко всем жителям городов ими возглавляемых, так как «ВЫБОРЫ» никто не отменял! Оскомина. При средней явке на выборах мэров в 25-35% большинство жителей пассивно соглашаются быть «изнасилованными», а потом натужно кряхтят, льют слезы и судачат по всему городу  об ужасах  системы, которую они сами же и рукоположили. Какой нормальный человек, не Александр Матросов нашего времени, согласится руководить городом, населенным узкомыслящими безынициативными гражданами, от которых ждать поддержки и понимания не приходится в принципе. Привыкшие к незаслуженно высокому уровню жизни, подогреваемому системой, жители городов первые начнут вопить о невозможности жить, затянув пояса, пусть и на благо развития их города и повышения комфортности проживания их детей и внуков. Идти на городскую голгофу может решиться только «герой» или человек, встроенный в систему – и всё это с предсказуемо известным концом.

Они лучшие
   Что отличает заурядного мэра от ГРАДОНАЧАЛЬНИКА, оставившего след в истории? След в истории. Много ли мы можем найти информации о таких замечательных людях, сделавших для своих городов настолько значимые и удивительные вещи, которые вынесли их на вершину известности и всеобщего уважения? Десяток, максимум полтора, мэров в разных частях света за всю обозримую историю могут претендовать на звание «Супер-мэр». Кто они? Обратившись к глобальной информационной паутине, мы без труда можем назвать часто упоминаемые имена. Это бывший декан Национального университета Колумбии Антанас ставший с 1995 года мэром города Боготы, считавшегося одним из самых криминальных городов мира. Основной задачей Мокус  считал для себя вернуть город из хаоса и подружить жителей с городом и друг другом. Мэр Нью-Йорка Майкл Блумберг, преуспевающий бизнесмен, основатель империи «Блумберг», отказавшийся от личного кабинета и которому приписывают слова: «Меня выбрали не для того, чтобы я хорошо смотрелся в опросах общественного мнения. Меня выбрали для того, чтобы я хорошо делал свое дело». Хейзел Маккаллион, бессменный мэр канадского города Миссиссоги с 1978 года, руководившая городским хозяйством более 30 лет и считающаяся самым влиятельным политиком-женщиной в Канаде, смогла добиться того, что горожане  двенадцать лет (с 1990 по 2001) вообще не платили налог на имущество, так как город не имел долгов и дыр в бюджете, но при этом интенсивно развивался. «Лучший молодой мэр страны» – такую характеристику дал уважаемый журнал Esquire новому мэру Балтимора Мартину О’Мэлли в 2002 году за то, что он смог в течении года создать и внедрить систему по сбору и обработке статистики, которая сэкономила городу 100 миллионов долларов и сделала работу всех городских служб от транспорта до водопровода с полицией максимально прозрачной и понятной. Неужели то, что сделали эти уважаемые люди настолько сложно и гениально, что повторить их успехи нашим мэрам не под силу? Но удивительно не это, а то, что и в так называемых странах с развитой демократией и экономикой по-настоящему успешных муниципальных руководителей очень мало, а большинство мэров «звёзд с неба не хватают» и представляют собой опять-таки среднестатистического гражданина страны проживания с естественно заданными экономико-правовыми и политико-историческими рамками.

В чем его вина
   Краткий список обвинений, полученных ростовским мэром за последнее время в рамках предыдущего обсуждения, выглядит, по нашему мнению, каким-то скорбным, стандартным, и остановить взгляд, так сказать, особо не на чем. Проблемы в сфере ЖКХ с непосредственным участием родственников мэра, разбитые дороги, не убиравшиеся  в зимний период надлежащим образом, VIP авто, приобретенное не понятно как, и так далее. И всё это соответствует среднестатистическому набору претензий к мэрам на просторах Российской Федерации. «Двадцать лет у власти, а ничего кардинально в городской жизни не изменилось» – такое обвинение в брежневщине вообще воспринимать на счет мэра не комильфо, это, скорее, горожане должны внимательно посмотреть на себя со стороны. Обвинять мэра в том, что горожане, самые заинтересованные в комфортности проживания люди, проспали или лучше сказать проигнорировали возможность изменить, правда, в неизвестную сторону ситуацию в своем доме, по крайней мере, глупо. Но все дворовые крикуны об этом сразу стараются умолчать, сделав удивленно-придурковатый и обиженный вид, чем окончательно низводят себя до роли не прошедшего отбор статиста в мыльной опере. Да, надо признать, мэр Ростова Чернышев Михаил Анатольевич – член команды старого губернатора, и соответственно, ожидать от него каких-то «бороздящих космические просторы» решений и действий не только наивно и недальновидно, но и просто аутично. Чернышев – член правящей команды, системный человек и далеко не самый главный винтик в механизме обеспечения жизнедеятельности города как составной части всего государства, действовал согласно правилам и сложившейся практике принятия решений в заданной не им системе политических и экономических координат. Поставьте себя на его место и ответьте шепотом только себе на один простой вопрос: готовы ли вы отказаться от помощи родным и близким, ну или, в крайнем случае, друзьям? Смогли бы вы, будучи руководителем такого уровня, сказать сыну, даже понимая, что высшее образование ему не по плечу, что он должен пойти в армию?  Смогли бы оставить дочь без родительского глаза и опеки? Может, есть и такие граждане, кто сможет сказать «да». Но большинство – вряд ли. А это есть первые шаги по пути к той самой коррупции, о которой мы все с таким презрением, а кто-то, может, и с завистью, постоянно говорим. И нечего нам, дорогие ростовчане, на зеркало пенять, коль сами в лаптях по колено в самородках.



Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 37 comments