cazzotto (otto_cazz) wrote,
cazzotto
otto_cazz

Иван Саввиди: Исповедь на футбольную тему…

7 ноября 2012 г. 12:54
Иван Саввиди: Исповедь на футбольную тему…
В этот раз наш разговор касался новейшей истории ростовского футбола.

Читать дальше...




Каждая встреча донского бизнесмена Ивана Саввиди с журналистами — это событие и информационный повод регионального масштаба

В этот раз наш разговор касался новейшей истории ростовского футбола.


Несколькими неделями ранее ООО ПКФ «Атлантис-Пак», входящее в группу компаний «АГРОКОМ», принадлежащую Ивану Саввиди, истребовало с футбольного клуба «Ростов» 15 млн рублей плюс проценты — денежные средства, предоставленные ранее клубу в виде займа на текущую деятельность.

Дирекция клуба расценила решение «Атлантис-Пака» как повод обвинить Ивана Саввиди в том, что он забрал деньги, отданные в виде благотворительной помощи.

— Мы впервые столкнулись с ситуацией, когда «Ростову» пришлось вернуть денежные средства, полученные клубом в виде помощи», — процитировали наши коллеги слова генерального директора ФК «Ростов» Олега Лопатина.
В ответ Иван Саввиди решил расставить точки над i и окончательно прояснить свои отношения с ростовским футбольным клубом.

Далее Иван Саввиди рассказывает о ростовском футболе от первого лица.

Надо ставить точку

Думаю, настал момент, когда в ситуации с ФК «Ростов» надо ставить точку. Если за последние 20 лет кто-то в Ростове вложил в футбол больше денег, чем Саввиди, я хочу посмотреть ему в глаза, пожать руку и вернуть ту дельту, которая превышает сумму, вложенную мной в ростовский футбол.

Кто-то «пилит» деньги, а кто-то должен спонсировать этот распил. Было бы правильным со стороны правительства области проверить финансовую деятельность клуба. Потому что никто не давал права так безалаберно обходиться со средствами, поступающими в клуб.

Директор получает деньги и считает, что имеет право безграмотно комментировать, кто и сколько дал. Он понимает разницу между благотворительностью и займом, чтобы громогласно об этом говорить?

Чубу было выгодно

В свое время Чубу было выгодно, чтобы в банкротном, гнилом клубе появился амбициозный Саввиди. С имиджем, с харизмой.

У «Ростова» не было ничего, кроме долгов перед государством. Когда я взял клуб, ситуация в нем была ужасной.
У клуба не было футболистов. Игроки принадлежали агентам, криминальным структурам, отдельным бизнесменам. Бизнес покупал футболистов, чтобы защитить свои деньги: удовлетворены болельщики, довольны избиратели.

«Ростсельмаш»

Когда «Ростсельмаш» приобретали новые собственники и когда я узнал цену приобретения завода — а это была двухдневная выручка «Донтабака», — я спросил у губернатора: зачем?! Мне ответили — так надо. И когда новые собственники занялись ликвидацией долгов, стадион как не профильный актив выкупил я. За 20% от суммы сделки с заводом. Потом меня еще упрекали в том, что я дешево выкупил стадион.

Первый год в футболе

Я пришел в футбол и сказал — долги клуба это мои долги. Вы не представляете, сколько «любителей футбола» звонили мне тогда и говорили: клуб должен мне девять тысяч долларов, сто тысяч долларов. Долги я погасил, но многие из тех «любителей» еще доиграются, и я назову их фамилии… Один из бизнесменов в суде доказал, что покупал футболистов в обмен на услуги администрации Ростовской области. Он выиграл суд, я отдал деньги.
Помимо долгов, отсутствия футболистов, отсутствия инфраструктуры стадион окружали и другие проблемы. С одой стороны, свалка, с другой - базар. Чуб и Усачев снимали легальную часть этой проблемы, я «разводил» нелегальную сторону. Взял на себя все, что связано с криминалом, заплатил всем, чтобы все были довольны, чтобы ушли.
Выкупил свалку и недостроенную трибуну, сделал запасное поле, выкупил «резинку». У клуба появилась инфраструктура, по истечении первого года 50% футболистов уже принадлежали клубу. Футбольная школа спонсировалась за счет «Донтабака». Все это я отдал клубу.

Кубок России: обратный отсчет

Когда в 2004 году «Ростов» вышел в финал Кубка России, меня вызвали в областной кабинет номер один и сказали, что Кубок нужен только мне. Я решил не ехать, обратился к дирекции Футбольного союза, попросил засчитать нам техническое поражение. В результате мы все же поехали, с соответствующим настроением. Там все было против нас. Продержали в аэропорту, повозили по стадионам, дали спартаковского судью, с которым у клуба был конфликт. Футболистов просто довели. Не дали трансляцию по телевидению. Болельщиков повез «Донтабак» - автобусами, вагонами и самолетами. Мы тогда уступили «Спартаку» со счетом 1:0.

В полуфинале было еще тяжелее, стадион в Махачкале охраняло 150 автоматчиков. Игроков провоцировали. Буту плюнули в лицо, я сам вытер. Сказал: «Нам надо выиграть», и мы выиграли. В Ростове нас встречали криками «Слава Богу и Саввиди!». А власть не прощает таких вещей. Чуб посмотрел на это и молча уехал. Это было началом обратного отсчета.

Не было ни одного года, в который Чуб дал бы клубу столько денег, сколько обещал. Совсем тяжело стало, когда начали влезать — стой туда, иди здесь. Был случай, я говорю — футболист сдал игру, представляю документы. Близнюк сдал игру, а мне говорят: «А он мне нравится». Но ведь это ненормальная ситуация, когда клубом управляет футболист, который вышел на поле.

Потом начинают менять игроков, менять тренеров. А спонсор я. Я говорю: «Давайте я уйду». С подачи криминальных структур назначили тренером Петракова. Я им всем тогда так и сказал — валите отсюда, я вам зарплату платить не буду. Меньше было бы таких телодвижений властителей судеб, лучше было бы для футбола.

Стадион

Мы закончили делать Западную трибуну, и тут очередной комиссии нужно было показать, что у нас происходит какая-то деятельность. Мне говорят — начинайте делать Южную трибуну. Срочно начинаю работы, сношу. И тут из администрации области идет указание: земля из под южной трибуны изымается и передается муниципалитету. Говорят, у меня нет имущества на этой земле.

После моего ухода начался еще один конфликт. Сложно разойтись мирно, когда осознаешь, что все, что есть у клуба, принадлежит Саввиди. Начинается террор, по надуманным причинам на гендиректора торгового комплекса «21 век» заводят уголовное дело. Решили все закрыть, всем погасили их убытки. Отдали торговый центр за половину стоимости, а они закрыли уголовное дело.

Стадион, запасное поле и «резинку» я подарил футбольному Ростову. Пообещал болельщикам достроить Южную трибуну.
Мне было бы приятно, если бы Чуб был мужчиной и по телевизору сказал, что Южную трибуну разрушили по его указанию, а восстановили за средства Саввиди. Но для этого надо быть мужчиной…

Футбольная академия

Из «Ростова» я ушел, СКА запретил финансировать Чуб. Про женский футбол тот же Чуб сказал: Пока я здесь, женского футбола в Ростове не будет».

Сейчас мало что изменилось. Мы открыли Детскую академию футбола, назвали именем Виктора Понедельника. Бюджет академии - 60 миллионов рублей в год. Это те деньги, которые мы можем проесть, прогулять, выдать премиями и путевками своим работникам. У нас в академии учится около 250 детей, разработана методика воспитания футболистов. Но теперь у нас нет инфраструктуры. И за те поля, которые я подарил Ростову, мы теперь платим. Мне говорят: «Это твои дети», а я их матерей даже не знаю…

Мы воспитываем мыслящих футболистов. Нашими детьми интересуется «Спартак», готов договор о сотрудничестве. Есть перспектива их попадания в греческий «ПАОК». Только недавно, под давлением, было достигнуто соглашение с ФК «Ростов».
Сейчас нас пришла проверять прокуратура. Что мне делать в этих условиях? Лучший выход – это, наверное, закрыть академию и сэкономить 60 миллионов?

Про то, с чего начали

Уходя, мы передали клубу все, что было на 100% в нашей собственности. Мы передали клубу 47 взрослых футболистов, их стоимость - от ста до пятисот тысяч долларов, это капитализация клуба. В последний день своего ухода я перевел Разоренову 20 миллионов, чтобы не возникло задолженности по налогам. Перевел эти деньги из бизнеса.
Всего на футбол я потратил порядка 42 миллионов долларов из своих личных средств. Не считая тех вещей, которые мы называем «подарками». Когда ко мне обратился Горбань с просьбой дать клубу взаймы на два месяца - я думаю, мои телефонные переговоры фиксируются и этот разговор можно без труда найти, - я перевел деньги по договору займа.

Что было потом? На наши письма клуб не отвечает, звонки игнорирует. Я и до этого говорил Горбаню — пусть не возвращают, но мы прозрачная компания и заём должен быть возвращен. Я предлагал отдать потом как благотворительность, но из другого источника. Деньги, которые бизнес передал как заём, это не мои деньги. Они еще не «очистились», не прошли через налогообложение. И было подготовлено исковое заявление от «Атлантиса».
После этого совершенно некомпетентный и не разбирающийся в экономике директор клуба пытается что-то рассказывать о помощи и благотворительности Саввиди? Они пытаются поднимать эмблему клуба и одновременно хаять родителей этой эмблемы. Верните «Ростсельмаш», и что, мы после этого станем «Барселоной»?
Я могу разговаривать на равных с теми, кто, как и я, вкладывал в футбол собственные средства. С Кисловым, с Узденовым могу. А о чем мне разговаривать с этими людьми? Я добываю, а вы тратите, и на том бы мне спасибо. Говорят, Саввиди преследует свои интересы. Мои интересы совпадают с интересами подавляющего большинства здравомыслящего населения Ростовской области.

Сегодня я могу помогать ростовскому футболу, но не хочу. Потому что перспективы нет никакой.
И сегодня ничто не мешает мне инициировать иск и забрать стадион назад.

материал: Сергей Резник


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 18 comments