cazzotto (otto_cazz) wrote,
cazzotto
otto_cazz

Category:

Медицинский коллапс продолжается.. ("Семья")

  Снова про мясников "врачей" из МЦ "Семья"...
Вскрытие, конечно же не покажет липового диплома РИНХа у президента клиники и липовой диссертации кандидата "юридического права" из левобережного ресторана "СмирноFF"... 


   Вскрытие не покажет
http://rostov.mk.ru/article/
   Доказать в суде врачебную ошибку практически невозможно

По данным лиги защиты пациентов, ежегодно от врачебных ошибок в России умирает порядка 50 тысяч человек. Цифра, нужно признать, крайне приблизительная: официальная статистика врачебных ошибок в стране не ведется.




Однако, согласно неофициальным данным, халтура и просчеты современных эскулапов убивают больше россиян, чем дорожно-транспортные происшествия. Сами медики признают, что каждый третий диагноз — неверный. при этом доказать в суде врачебную ошибку практически невозможно — судебно-медицинскую экспертизу проводят все те же люди в белых халатах. К тому же в уголовном кодексе РФ понятие врачебной ошибки отсутствует.

Подозрительная капельница

Ростовчанин Андрей Манулик — один из немногих, кто сумел доказать в суде первой инстанции, что его мать скончалась по вине врачей, в результате предоставления медицинских услуг ненадлежащего качества и в неполном объеме. Видимо, сказался тот факт, что по профессии Манулик медэксперт, а значит, как никто другой способен отличить смерть по болезни от результатов халатности и некомпетентности коллег по цеху.
13 января 2011 г. с признаками нарушений мозгового кровообращения 63-летнюю мать Манулика госпитализировали в неврологическое отделение ГБ № 1 им. Семашко. Смертельных заболеваний, судя по медицинской карте, у пациентки не было. В легкой форме присутствовали хронические заболевания сердца, почек, печени, свойственные пожилым людям ее возраста, а также сахарный диабет 2-й степени.

В горбольнице № 1 женщину осмотрел врач-невропатолог и назначил терапию с учетом имеющихся в анамнезе хронических заболеваний и дополнительное обследование. Взять все необходимые анализы у пациентки медики ГБ № 1 так и не успели. Во второй половине дня выездная кардиобригада поставила ей диагноз «мелкоочаговый инфаркт миокарда», и женщину перевезли во 2-е кардиологическое отделение ГБСМП № 2.

Места в палате для больной там не оказалось, и ее разместили прямо в коридоре. А вот с лечащим врачом пенсионерке здорово повезло: им оказался не малоопытный кардиолог, а кандидат медицинских наук, преподающая на кафедре повышения квалификации врачей Екатерина Хоролец.

— Будучи медиком, я сразу акцентировал внимание врача на наличии в анамнезе матери сахарного диабета и настойчиво просил взять анализ крови на сахар, тем более что он входит в перечень обязательных. Но Хоролец отложила забор крови на глюкозу до утра. После чего пациентке назначили капельницу неизвестного содержания, — рассказывает Андрей.

Сегодня Манулик может лишь высказать свои предположения о том, какое именно лекарство находилось в капельнице:
— Полагаю, что ей ввели глюкозу без инсулина или же с инсулином в недостаточной дозе, что для больной сахарным диабетом недопустимо, тем более без предварительного анализа на глюкозу. Еще вечером 13 января при поступлении в БСМП № 2 состояние матери было удовлетворительным, она могла самостоятельно передвигаться и адекватно общаться с окружающими. А спустя три часа, после введения капельницы, ее состояние оказалось близким к клинической смерти. Около 2 часов ночи мне пришлось разбудить врача. С заспанным видом Хоролец подошла к пациентке, измерила давление и... поинтересовалась, нет ли у нее сахарного диабета. А услышав в десятый раз о наличии в анамнезе данного заболевания, распорядилась срочно поменять капельницу, после чего снова отправилась отдыхать в комнату дежурного медперсонала, — рассказывает Манулик.

Когда спустя 30 минут Андрей собственным тонометром измерил матери давление, шкала показала 40/20 мм рт. ст. Только после этого больную перевели из коридора в палату интенсивной терапии, где, по словам Манулика, даже не оказалось медперсонала.

Когда спустя 6 часов после прибытия в больницу у пациентки наконец взяли кровь на сахар, показатель глюкозы оказался в 6 раз выше нормы. Около 6 утра 14 января к больной вызвали реаниматологов. Врач Хоролец удалилась на планерку и больше своим посещением больную не жаловала. Сменивший ее на посту дневной врач Азат Самакаев старался как мог «вытянуть» пациентку. Но около 11 утра женщина скончалась. Согласно официальному заключению медиков БСМП № 2, причиной смерти стало резкое повышения уровня сахара в крови. Первоначальный диагноз «инфаркт миокарда» врачи не подтвердили.

Через месяц, кое-как придя в себя после пережитого, Андрей Манулик обратился в медицинские инстанции с претензией к действиям, а точнее бездействию, лечащего врача Екатерины Хоролец.

В ответ Управление здравоохранения г. Ростова отчиталось о том, что специалистам ГБ № 1 объявлены замечания за ненадлежащее выполнение своих функциональных обязанностей. При этом о враче Хоролец и БСМП № 2, где скончалась пациентка, в письме не было сказано ни слова.

Региональный Минздрав и вовсе грудью встал на защиту своих специалистов, заявив, что все претензии Манулика не обоснованы.

Тогда сын погибшей обратился в суд. Заслушав показания свидетелей и приняв во внимание заключение судмедэкспертов, Октябрьский районный суд г. Ростова признал, что предоставленные БСМП № 2 услуги были ненадлежащего качества и в неполном объеме, что и повлекло за собой смерть пациентки.
Руководство медучреждения поспешило оспорить данное решение. Апелляционный суд г. Ростова признал выводы суда первой инстанции необоснованными и заявил, что исковые требования могли бы быть истребованы исключительно самим больным. В случае ненаступления его смерти.

Дорого не означает качественно

Медицинская история 50-летней жительницы Каменска Натальи Ломиворотовой оказалась не менее трагичной. В ростовский медицинский центр «Семья» женщина обратилась, надеясь на качественную медицинскую помощь, современное оборудование клиники.

— Медики поставили маме диагноз — миома матки. Будучи медсестрой по профессии, она прекрасно знала, что в городских больницах ее ждут нескончаемые очереди, допотопное медоборудование, а главное — уставшие от безденежья равнодушные врачи. Ей казалось, что в современной дорогостоящей больнице к пациенту отнесутся совсем по-другому — с должным вниманием и профессионализмом. Иначе за что здесь берут с больных людей десятки тысяч рублей, — рассказывает сын потерпевшей Виталий.

Порог МЦ «Семья» Наталья Ломиворотова переступила собственными ногами, с позитивными мыслями о предстоящей операции. Ведь такие операции делают десяткам тысяч женщин каждый день. Но сразу после хирургического вмешательства начались серьезные осложнения. Спустя трое суток женщину увезли из «Семьи» по скорой в БСМП № 2 в состоянии геморрагического шока, острой почечной недостаточности и полной несворачиваемости крови. В БСМП № 2 Наталья перенесла еще две операции и скончалась.

Семья погибшей во всем винит медиков:
— Из-за безграмотности и халатного отношения врачей мы потеряли близкого человека. Если бы маму перевезли в БСМП № 2 сразу, как только начались осложнения, ее еще можно было бы спасти, — считает сын погибшей Виталий.
По словам защитника семьи Ломиворотовых, для подачи иска в суд нужно подготовить целый ряд документов, и в первую очередь заключение судмедэкспертов о причинах смерти по результатам вскрытия.
— Мы уже 4 месяца ждем результатов патолого-анатомического исследования. Специалисты бюро ме-дэкспертизы утверждают, что МЦ «Семья» до сих пор не предоставил им медицинские документы, — рассказывает адвокат Борис Сорокин.

Анатомия по плакатам

По неофициальным данным донского бюро медэкспертизы, порядка 28 процентов сложных исследований проводится по заявлению граждан о некачественном предоставлении медуслуг. Между тем до судов доходят только единицы. По мнению представителей следственных органов, главная тому причина — несовершенство уголовного законодательства, не позволяющего адекватно квалифицировать действия врачей. Даже самого понятия «врачебная ошибка» в Уголовном кодексе РФ до сих пор не существует. Кроме того, высокая корпоративность в среде медиков зачастую становится непреодолимым препятствием на пути следствия. К тому же судебно-медицинскую экспертизу проводят все те же судебные врачи, готовые защитить честь белых халатов.

Медики разработали собственную концепцию о ненаказуемости врачебной ошибки по причине добросовестности заблуждения врача. За этим расплывчатым понятием подчас кроются обычная халатность и банальный непрофессионализм медиков. Если за спиной старшего поколения врачей стоит высококлассное медобразование, то в наследство нынешним студентам Ростовского мединститута достался разрушенный патологоанатомический театр, и трупы будущие медики препарируют исключительно на плакатах. Недавно в одной из республик Северного Кавказа произошел шокирующий случай. Во время операции по удалению матки врачи перепутали внутреннюю и внешнюю подвздошные артерии, в результате чего пациентке пришлось ампутировать обе ноги. Видимо, и этим ребятам в белых халатах не повезло с патологоанатомическим театром и анатомию человека они изучали по картинкам.

материал: Ирина Ароян

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 15 comments